Дневник юридических баталий

  • Рубрики

  • Свежие комментарии

  • полицейский беспредел, ментовский беспредел

    Мы продолжаем рассказывать о тех местах, которые в системе МВД для обычного гражданина являются «темным лесом» и куда лучше не соваться. Я не утверждаю, что все полицейские плохие, однако в прессе по всем указанным пунктам есть много материала, что собственно и заставило написать эту статью. Для меня это как сигнальные буйки на воде — до сюда плавай, а дальше уже опасно!

    Основной сложностью в системе судебно-правовой системы страны является необъективность и неравные права. Для «нужных» людей выносятся «нужные» решение: Анна Шавенкова (в Иркутске сбила двух девушек: одна погибла, вторая на всю жизнь инвалид) — ей назначен срок в колонии с отсрочкой в 14 (!!!) лет! Потому что дочка местной «шишки». Если бы на ее месте был любой другой гражданин (без блата), то скорее всего сел бы в тюрьму за «причинение смерти и телесных повреждений высокой тяжести одному и более лиц» на срок от 3 до 5 лет. Это пример необъективности.

    Другое дело — неравноправие в суде. Доказательства одной стороны принимаются судом, а доказательства второй стороны судом отклоняются. Пример: декабрьские выборы в ГосДуму. Доказательства оппозиционеров о каруселях и вбросах судьей отклонялись, а вот показания членов ТИКов принимались как «правдивые». Очень часто судье «ближе» мнения своих коллег:  полицейских, следователей, оперов, прокурорских сотрудников, налоговиков и так далее. С ними судья работает постоянно, а кто такой гражданин? В первый раз его видит судья — и разве будет он портить отношения из-за него с тем, с кем ему еще работать и работать!? Нет, конечно!

    Исходя из необъективности и неравноправия, становятся возможными еще несколько «гнилых мест» в работе полиции, куда опасно соваться:

    6) «состряпать дело» — это еще один способ заработка, но уже для следователей и оперов. Это «заказные» дела: либо надо наказать очень уж «принципиального» гражданина, либо «убрать» конкурента, либо «улучшить» статистику. Состряпать дело не очень сложно: для этого должен быть обвиняемый (независимо от того, виноват он или нет), мотив и свидетели. Если вы стали свидетелем или объектов для «состряпухи» — не завидую вам! В таких делах обычно следователи упорно игнорируют все доказательства невиновности и упорно гнут свою линию, «делая» нужные документы. В суде очень часто выносится «нужное» решение — и потом очень долго и нудно (А еще расходы на адвоката) его приходится обжаловать и отменять. Бороться с этим сложно, так как приходится идти против всего судебно-правового механизма! Конечно, у нас пока не 1937 год, но такое ощущение, что с каждым годом мы к нему все ближе и ближе: самая известная «состряпуха» — это «второе дело Магнитского», когда уже покойного Сергея Магнитского посмертно признали виновным в хищении 5,4 млрд рублей!

    7) «развалюха» — это способ заработка, основанный на разваливании и прекращении дела. Обычно, заинтересован в этом бывает обвиняемый. После уплаты им определенной суммы денег, следователь «вдруг» начинает терять листы, меняются свидетельские показания, пропадают вещдоки, дело передается на пересмотр и так далее. Противодействовать этому тоже очень сложно, так как опять приходится идти против всей судебно-правовой системы. Самая известная развалюха — это первое «дело Магнитского», когда собранные им улики не убедили судью, более того, главные обвиняемые (полицейские) были назначены следователями по этому же делу. Нонсенс, конечно, но тут проявляется характерная деталь (см. следующий пункт).

    8) невообразимо сложно искать правду, когда приходится выступать против самих ментов! Почти все дела, где в обвиняемых идут сами менты — жалобы на бездействие, обжалования в Прокуратуру, превышение служебных полномочий и так далее — разваливаются «за отсутствием состава преступления». Система работает так, что «своего» человека стараются выгородить, даже если он на самом деле превышал. Отдают на «съедение» только тех, кого внутри самой системы признали «чужаками», либо в тех случаях, когда нужно пожертвовать пешкой, чтобы спасти ферзя (случай в ОП «Дальний» — мелкую шушеру судят, а начальство не при делах). С такими делами лучше не связываться — могут быть угрозы, звонки по телефону, личные визиты «товарищей в форме» и другие меры воздействия (наркоту «вдруг» находят, от соседей «жалобы» вдруг поступают и так далее).

    9) Так же сложно бороться с коррупцией в высших эшелонах власти. Это касается и города, и региона, и страны. Всем известны фамилии самых одиозных фигур: Вексельберга называют «махинатором» за сделку со зданием Венгерского посольства (а замешены в этом высшие чиновники Правительства, видимо), на Шувалова «накопали» компромат по акциям «Газпрома» (и тоже его выгораживают, мол, честный он человек). На уровне регионов всем известны дочери губернатора Свердловской области (миллиардерша в неполные 30) и дочь губернатора Краснодарского края (владелица строительной компании и двух трубных заводов в свои 22 года). Но пока все эти губернаторы на своих местах, «завалить» их не удается — крепко стоят. И я бы сказал, что простому человеку и не стоит пытаться лезть туда за правдой — против него же может обернуться. Очень все непросто с «высокими» чинами — с ними никто не хочет портить отношения: ни полиция, ни Прокурор, ни суд…Поэтому ваши заявления о коррупции будут «футболить», не находить состав преступления, да еще за клевету на вас же в суд подадут. Поэтому сюда могут соваться только люди с юридическим образованием (Навальный) либо же другие политические тяжеловесы, которые имеют свои связи и рычаги влияния.

     

     

    Leave a Reply